Еженедельник «Дальневосточные Ведомости» 12-19 января 2011 г. № 2 (606)


Итоги декриминализации

«Скоро сказка сказывается, да не скоро уголовное дело делается, возбуждается и тем паче расследуется» — мог бы сказать критикам, например, Олег Сафонов, бывший полпред президента РФ в ДВФО, заявлявший, что его главная цель — «декриминализация региона».

Уже нет в округе Олега Сафонова, а вот уголовные дела, начатые при нем, к концу 2010 года «потекли» из следственных органов в суды для рассмотрения по существу, и речь в них идет о деятельности крупных организованных преступных сообществ (ОПС).

Что за дела?

Дел таких несколько. И общественный резонанс у них разный, но общее во всех — статус фигурантов и деятельность организованных преступных сообществ, в чем обвиняются не банальные уголовники-рецидивисты, а «белые воротнички»: бизнесмены, чиновники и даже адвокаты. Возбужденные в 2007 году все три таких дела направлялись в суд в конце прошлого года и, видимо, будут рассмотрены судами в году наступившем.

Первое из дел (возбужденное еще в 2005-м, а к концу 2006-го перешедшее в «активную фазу» обысков и арестов) — это уголовное дело так называемого «контрабандного ОПС», действовавшего на Дальнем Востоке, по версии следствия, с начала двухтысячных годов, а то и ранее, на счету которого тысячи тонн контрабандных грузов (в основном мяса и ширпотреба из КНР), при ущербе казне Российской Федерации в миллиарды рублей. В этом деле фигурируют предприниматели, юристы, работники таможенных органов (как действовавшие, так и бывшие), однако основные фигуранты дела от следствия скрылись, а имена некоторых лиц, подозревавшихся в организации данного ОПС, сейчас вообще не упоминаются — обвиняемые из дела просто «выпали»! В итоге под суд пошли двадцать человек, а еще 16 остаются в розыске. Наиболее известным из подсудимых по этому делу является адвокат Александр Литвинов, ранее уже осужденный как организатор другого ОПС, осуществлявшего нападения на граждан и даже одно убийство.

Второе, не менее громкое — дело о незаконной, по версии обвинения, приватизации ряда объектов государственной собственности, федеральной и краевой. Возбужденное в конце 2007 года это дело вызвало весьма широкий общественный резонанс прежде всего по той причине, что в рамках его расследования допрашивали экс-мэра Владивостока Владимира Николаева и даже губернатора Приморского края Сергея Дарькина, однако ни одному из них никаких обвинений следствие не выдвинуло. И на скамье подсудимых в рамках дела «имущественного ОПС» окажутся 14 человек при двоих скрывшихся, не считая опять же фигурантов, «выпавших» из дела по ходу расследования. Ключевой фигурой в данном деле будет, очевидно, Игорь Мещеряков, возглавлявший ранее краевой комитет по имуществу, а затем отделение Росимущества в Приморском крае.

Третье, также из разряда «резонансных», дело организованного преступного сообщества, пытавшегося осуществить рейдерский захват транспортной компании ОГАТ. Возбуждено оно было еще в конце 2007 года по статье 159 УК РФ (мошенничество), но следствие по нему велось, мягко говоря, не очень активно, вплоть до мая 2009 года, когда застрелили одного из учредителей ОГАТа, Игоря Оганесяна. Эта трагедия дала следствию «толчок», и менее чем через два месяца за решеткой оказались около десятка фигурантов — притом что как минимум одному из подозреваемых в организации данного ОПС удалось скрыться от следствия, предположительно за границей. В этом деле также фигурируют бизнесмены, адвокат и общественный деятель Виталий Береговский и экс-супруг высокопоставленной краевой чиновницы Артур Щедрин.

Ожидание «сюрпризов»

Что общего во всех этих, столь разных на первый взгляд, уголовных делах? Во-первых, конечно, широкий общественный резонанс, вызванный их расследованием; во-вторых, состав фигурантов, среди которых множество людей известных; а в-третьих, наличие в каждом из дел «выпавших» персонажей. Кроме того, в первых двух — «контрабандного ОПС» и «имущественного ОПС» — речь идет о весьма значительном ущербе бюджету РФ, причиненном, как считает обвинение, деятельностью организованных преступных сообществ. Третье же дело отличается от первых двух «кровавостью»: в нем несколько эпизодов разбойных нападений с избиением людей (причастных либо к самой компании, либо имевших отношение к процессу захвата ее имущества), вплоть до летальных исходов — кроме застреленного Игоря Оганесяна, годом ранее подвергавшегося разбою, в разное время были избиты (и скончались от причиненных травм) следователь Первореченского РУВД Дмитрий Ваев и его отец. Кроме того, некоторым обвиняемым вменяют эпизоды, не связанные с ООО «Компания ОГАТ», но в связи с захватом собственности других фирм в разное время.

Однако в ходе слушания каждого из этих дел общественность могут ждать подлинные сенсации. По той простой причине, что ни одно из этих предполагаемых преступных сообществ не могло в своей деятельности обходиться без активной помощи действующих сотрудников силовых структур и государственных служб, что явно сказывалось и на ходе расследования дел. В многотомных материалах уголовных дел (где одни обвинительные заключения состоят из нескольких десятков томов!) наверняка содержатся показания как самих обвиняемых, так и свидетелей, с именами различных должностных лиц, прямо или косвенно содействовавших деятельности этих сообществ. И общественности будет весьма любопытно узнать, кто и какую роль из них сыграл, в том числе и в плане «выпадения» из материалов дел некоторых фигурантов.

Кто крайний?

В деле «контрабандного ОПС» в роли организаторов и лидеров остались Александр Литвинов (адвокат, глава конторы «36 часов», обслуживавшей группу компаний Геннадия Лысака и его партнеров, включая скрывшегося от следствия Дениса Павлова), Михаил Гаврилов (родной брат бывшего начальника оргинспекторской службы ДВТУ Владимира Гаврилова), предприниматели Антон Баженов и Владимир Бажанов. Прочие подсудимые ниже «рангом» — это простые исполнители, директора и бухгалтеры фирм, декларанты и таможенные брокеры, а также рядовые сотрудники таможен. Более высокопоставленные таможенные чиновники — бывший начальник Находкинской таможни Алексей Котляров, экс-начальник поста в порту Восточном Сергей Панин и бывший начальник досмотрового отдела поста в торговом порту Находки Юрий Головашин — ранее были в розыске, но уже предстали перед судом в Находке по выделенным в отношении них эпизодам, по которым отделались условными сроками. В розыске остается лишь их коллега, бывший заместитель Котлярова, Владимир Тыщенко, а также бизнесмены, контролировавшие ряд фирм, входивших, по версии обвинения, в состав ОПС: Геннадий Сырцов, Сергей Хе, Олег Кирсанов (сын бывшего начальника ДВТУ Виталия Кирсанова, скончавшегося в 2000 году), вышеупомянутый Денис Павлов и другие крупные бизнесмены. Депутат ЗС ПК и известный бизнесмен Геннадий Лысак, считавшийся главным организатором ОПС наряду с его давним партнером, экс-сенатором Игорем Ивановым, хотя и покинули Приморский край во время активизации следствия, но в данный момент в роли фигурантов по делу не упоминаются.

В деле «имущественного ОПС», известном также как «дело Мещерякова-Степанченко» (где первый — бывший глава Приморского управления Минимущества РФ и вице-губернатор, а второй — депутат ЗС ПК и бизнесмен, скрылся за границей), малопочетная роль организатор и лидера достанется, видимо, самому Игорю Львовичу. Поскольку из иных кандидатур перед судом предстанут граждане пониже статусом: Владимир Книжник — экс-вице-губернатор, руководитель комитета по имуществу АПК; Андрей Смолин — экс-директор КГУП «Госнедвижимость» (ранее оправданный по ряду эпизодов); Феликс Круч — экс-директор филиала ФГУП «Федеральная логистика», его супруга, Елена Круч, — главбух и соучредитель ряда фирм, фигурирующих в деле; а также ряд бизнесменов из группы компаний, подконтрольных Юрию Степанченко. Это Александр Шиндин, Евгений Карпов, Егор Тихоненко, Алексей Шпак, Евгений Чеканников, Пётр Радаев, Игорь Болотин и Татьяна Компанченко. Особняком стоит Лариса Милютина — директор фирмы «Центр экспериментальных технологий», также обвиняемая в причастности к схемам по продаже имущества и легализации полученных доходов.

Помимо Степанченко в международном розыске по данному делу находится еще один приморский бизнесмен, имя которого следствие не назвало (т. н. парадокс «анонимного розыска», местное «ноу-хау»!), однако есть основания полагать, что это — Александр Харьковский (известный в определенных кругах как Гребец, выходец из т. н. «бригады Баула»), «равноприближенный» (или равноудаленный?) к высшим должностным лицам приморской власти. А вот генерал ФСБ Валерий Жиляев, являвшийся одним из топ-менеджеров бизнес-группы Юрия Степанченко в период 2006–2007 гг., проходит по делу лишь свидетелем.

В деле «рейдерского ОПС» статусом организаторов и лидеров наделены трое: Виталий Береговский (адвокат, директор бюро «Правовая конструкция», бывший секретарь краевой «Антикоррупционной коалиции», публиковавший статьи на тему рейдерства в бизнесе); Артур Щедрин (предприниматель и юрист, имевший ранее дела со многими «авторитетными бизнесменами» края, от покойного Трифонова до сидящего Петракова) до 2009 года состоял в браке с Евгенией Щедриной (тоже юрист, сделавшая карьеру от помощника районного прокурора до главы краевого управления юстиции, в настоящее время — представитель губернатора в ЗС ПК); и «главный злодей» Сергей Санжаров — сын отставного судьи Приморского краевого суда, орденоносца, и племянник адвоката, выходца из органов прокуратуры, бизнесмен, друживший со многими криминальными личностями, увлекавшийся единоборствами и прикладным рукопашным боем, который успел от ареста скрыться и находится в розыске. Помимо них в деле фигурируют еще 9 человек, которым предстоит предстать перед судом — притом что один из фигурантов дела, Валерий Марченко (несостоявшийся подставной директор ОГАТа), уже раскаялся и пошел на сделку со следствием, получив минувшим летом условный приговор.

В материалах этого дела также фигурируют должностные лица разных государственных структур, включая сотрудников милиции и прокуратуры, но лишь в статусе свидетелей или в показаниях обвиняемых.

Таким образом, в этих трех уголовных делах так или иначе фигурирует множество ранее известных и влиятельных бизнесменов, целый ряд бывших должностных лиц различных госструктур (от таможни до администрации), как минимум двое депутатов ЗС Приморья, двое успешных ранее адвокатов, а в качестве свидетелей допрашивались экс-мэр Владивостока, экс-начальник УФСБ по ПК, полпред губернатора в ЗакСе и даже сам губернатор! Разве могут подобные дела оставить равнодушными общественность края? И разве не являются они свидетельством усилий по декриминализации региона? Вот если бы только еще из дел самые видные фигуранты не «выпадали» да розыск беглецов велся активнее…

Виктор БУЛАВИНЦЕВ.
12.01.2011